Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда завершила рассмотрение дела о запрете продолжать разбирательство в SCC

До Верховного Суда дошел еще один спор по заявлению российской компании1, в отношении которой были введены меры ограничительного характера, в том числе, Европейского союза и США. Компания утверждала, что санкции, примененные к ней, существенным образом ограничивали ее в праве на защиту в арбитражном разбирательстве в Арбитражном институте Торговой палаты города Стокгольма (SCC).

В первой инстанции заявитель (общество «Уралтрансмаш») просил Арбитражный суд Свердловской области запретить продолжать разбирательство в Арбитражном институте Торговой палаты города Стокгольма, а в случае неисполнения ответчиком (общество «РТС ПЕСА Быдгощ») определения суда о запрете – взыскать с него денежную компенсацию.

Суды первой и кассационной инстанций отказали заявителю в удовлетворении требований, посчитав, что у него отсутствуют какие-либо препятствия для доступа к правосудию. Суды также пришли к выводу о том, что отсутствуют основания для признания соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение в SCC неисполнимым.

Интересно, что судами были детально исследованы фактические обстоятельства дела и установлено, что заявитель в действительности на протяжении длительного времени участвует в арбитражном разбирательстве через своих уполномоченных представителей, назначил арбитра, представил процессуальные документы, получает консультации от польских специалистов.

В кассационной жалобе в Верховный Суд заявитель ссылался на отсутствие у него законодательно закрепленной необходимости доказывать наличие фактических затруднений в реализации права на судебную защиту по крайней мере в том иностранном государстве, которое применяет ограничительные меры (пункта 1 части 2, пункта 2 части 3 статьи 248.1 АПК).

Верховный Суд согласился с логикой заявителя и указал, что само по себе применение мер ограничительного характера уже создает российской стороне препятствия в доступе к правосудию, в силу чего для перевода спора под юрисдикцию российских арбитражных судов достаточно ее одностороннего волеизъявления. Доказывание невозможности исполнения арбитражной оговорки является факультативным.

Таким образом, Верховный Суд подчеркнул, что сам по себе факт введения в отношении российского лица, участвующего в споре в международном коммерческом арбитраже, находящихся за пределами территории Российской Федерации, мер ограничительного характера, предполагается достаточным для вывода об ограничении доступа такого лица к правосудию.

Интересно, что Верховный Суд также обратил внимание на довод ответчика по делу о том, что удовлетворение требования заявителя приведет к наложению на ответчика обязанности прекратить арбитражное разбирательство путем отказа от иска, что повлечет за собой невозможность обращения с таким иском повторно. По мнению ответчика такое судебное распоряжение существенно нарушит его право на защиту. Верховный Суд согласился с доводом ответчика, однако указал, что отказ от иска, вызванный принуждением судебного распоряжения, не лишает его права на обращение с аналогичным иском в российский государственный суд.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций в связи с нарушением ими норм права, Верховный Суд в то же время отказал заявителю в удовлетворении его требования по фактическим основаниям – на момент рассмотрения дела в Верховном Суде разбирательство в Арбитражном институте Торговой палаты города Стокгольма было объявлено закрытым и вынесено окончательное решение по делу. При таких обстоятельствах ответчик не смог бы предпринять меры, направленные на прекращение разбирательства, и, как следствие, судебный запрет теряет какой-либо смысл.

Как мы видим, Верховный Суд выразил однозначную позицию о порядке применения положений статьи 248.1 АПК и подтвердил, что для ее применения необходимо лишь доказать факт наличия ограничительных мер в отношении компании-заявителя. Предложенное толкование, если оно будет воспринято нижестоящими судами, представляет компаниям, попавшим под санкции и вовлеченным в иностранные разбирательства, понятный инструментарий для переноса таких споров в российскую юрисдикцию.

Очевидно, что такой подход порождает и ряд открытых вопросов: станет ли это поворотным моментом для уменьшения доверия к российским компаниям со стороны иностранных контрагентов и какой путь «излечения» сложившейся ситуации предложит рынок и иностранные правопорядки.

1 Карточка дела: https://kad.arbitr.ru/Card/99ce7aa2-7f06-4615-baa5-94473b980771