Comments to the Review of Court Practice Regarding Issues of Participation of an Arbitration Administrator in a Bankruptcy Case (in Russian)

26 December 2023
Dmitry Filippov
Junior Associate
Arina Fetisova
Associate

Президиум Верховного Суда 11.10.2023 утвердил тематический обзор судебной практики по вопросам участия арбитражного управляющего в деле о банкротстве1 («Обзор»). Ниже представлены комментарии к наиболее интересным пунктам Обзора.

1. Сомнения в независимости арбитражного управляющего являются препятствием для его назначения2

Независимый характер деятельности арбитражного управляющего предполагает отсутствие у него собственного интереса в исходе дела. Поскольку суд должен принять меры для исключения любого конфликта интересов между управляющим, кредиторами и иными участниками дела о банкротстве, обоснованные сомнения в независимости арбитражного управляющего толкуются против его утверждения.

В рамках спора компания до введения процедуры наблюдения погасила требование первоначального заявителя в деле о банкротстве, в связи с этим суд заменил первого заявителя на компанию, а затем прекратил производство по первоначальному заявлению в связи с отказом компании от него. Далее при введении наблюдения суд утвердил кандидатуру управляющего, предложенную первым заявителем, поскольку у неё был «приоритет» по отношению к кандидатуре, предложенной компанией.

Апелляционный суд, позицию которого поддержал Верховный Суд, усомнился в независимости временного управляющего от должника и первоначального заявителя. При этом суд указал, что при выборе кандидатуры управляющего суд не связан волей кредиторов. Дополнительно Верховный Суд пояснил, что заинтересованность управляющего по отношению к должнику или кредиторами, прежде всего, проявляется в общности имущественных интересов.

Таким образом, независимым кредиторам при оспаривании кандидатуры управляющего стоит уделить особое внимание доказыванию указанных обстоятельств. Немаловажно также и то, что Верховный Суд понизил стандарт доказывания при оспаривании кандидатуры арбитражного управляющего. Позиция позволит кредиторам успешнее оспаривать кандидатуры, в частности, когда существуют сомнения в независимости управляющего, но формально кредитор не может доказать аффилированность управляющего к должнику или иным кредиторам.

2. Конкурсный управляющий должен принять реальные меры к розыску и истребованию документов должника3

Управляющий обязан принимать реальные меры к розыску имущества и истребованию документов должника, в том числе посредством принятия мер, направленных на принуждение руководителя должника передать документацию в судебном порядке, а также посредством осуществления иных действий, направленных на поиск документации должника. Неполучение управляющим документации должника, явившееся результатом обещания бывшего руководителя передать документацию в неопределённый срок, признается судами незаконным. Такое противоправное бездействие конкурсного управляющего, как указывает Верховный Суд, лишает его возможности полноценно исполнять возложенные на него обязанности: достоверно оценить имущественное положение должника и принять эффективные и своевременные меры для формирования конкурсной массы.

Особое внимание со стороны Верховного Суда к вопросу получения управляющим документов должника обусловлено тем, что от выполнения данной обязанности управляющим зависит успешность (1) удовлетворения требований кредиторов, (2) оспаривания сделок, (3) противодействия требованиям аффилированных с должником лиц, а также (4) привлечения руководителей должника к субсидиарной ответственности.

На практике недобросовестные управляющие часто не предпринимают самостоятельных действий по истребованию документов, необоснованно полагаясь на передачу документов самим должником. Однако теперь суды будут оценивать принятие управляющим реальных мер для розыска документов. О принятии надлежащих мер для розыска документов, в частности, свидетельствуют следующие действия: (1) направление запросов в исполнительные органы государственной власти4, (2) обращение с запросом к контролирующим должника лицам, а при неполучении от них документов – к правоохранительным органам за содействием в их истребовании5, (3) обращение в суд с заявлением об истребовании документов у бывшего руководителя должника6 и т.д.

3. Конкурсный управляющий вправе получать информацию о родственниках лиц, контролировавших должника, и об имуществе, принадлежащем заинтересованным лицам7

Верховный Суд подтвердил право конкурсного управляющего истребовать в судебном порядке в органах ЗАГС сведения о родственниках и свойственниках контролировавших должника лиц, а в Росреестре – сведения о наличии недвижимого имущества и имущественных прав, зарегистрированных на родственников должника. Управляющему не может быть отказано в предоставлении информации на том основании, что испрашиваемые сведения относятся к их личной и семейной жизни, поскольку истребование документов обосновано необходимостью защиты другой конституционно значимой ценности – права собственности иных лиц – кредиторов должника.

В Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» («Закон о банкротстве») ряд презумпций связан с установлением статуса заинтересованного лица и факта участия такого лица в отношениях с должником8. Заинтересованными являются не только контролирующие должника лица, но и их супруги, родители, дети, сестры и братья9.

Ранее Верховный Суд уже указывал на право финансового управляющего на основании определения суда получать сведения из органов ЗАГС о заключённых и расторгнутых браках должника, а также об изменении имён, фамилий, отчеств в отношении должников – физических лиц и их супругов10. Однако в Обзоре Верховный Суд расширил перечень субъектов, в отношении которых допустимо обращаться с запросом о предоставлении информации: теперь это не только должник и контролирующие лица, но и родственники таких лиц.

Наличие у конкурсного управляющего права на получение информации о родственниках контролирующих должника лиц, а также об имуществе, принадлежащем заинтересованным лицам, безусловно, расширяет возможности управляющего и способствует более эффективному обнаружению скрытого имущества должника и его возвращению в конкурсную массу.

4. Конкурсный управляющий обязан осуществлять первоначальную проверку обоснованности требований кредиторов11

Именно арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений планирует и реализует меры, направленные на воспрепятствование включению в реестр необоснованных требований. Конкурсный управляющий оценивает все предъявленные к должнику требования на предмет их действительности, проверяет наличие задолженности и её размер12. По результатам оценки он должен представлять суду мотивированные суждения относительно заявленных кредиторами требований в виде отзыва, содержащего профессиональное мнение по существу. Управляющий не может принимать произвольные и немотивированные управленческие решения по требованиям кредиторов, в том числе отказываться от представления мотивированного отзыва.

В примере из Обзора конкурсный управляющий без должного анализа требования кредитора представил в суд отзыв о его обоснованности, но впоследствии суды установили мнимый характер требований. На этом основании действия управляющего были признаны незаконными.

Правовая позиция, согласно которой конкурсный управляющий обязан предпринимать меры, направленные на воспрепятствование включению в реестр необоснованных требований, встречалась в судебной практике Верховного Суда и ранее13. Для независимых кредиторов обязанность управляющего по проверке заявлений выступает дополнительной гарантией, что фиктивные требования не появятся в реестре, поскольку управляющий должен оспаривать в суде любые мнимые и необоснованные заявления. С другой стороны, такая практика не позволяет кредиторам «расслабиться», поскольку формальное отсутствие возражений управляющего против их требований не означает, что впоследствии эти требования не будут оспорены.

5. Конкурсный управляющий обязан предпринимать действия, направленные на пополнение конкурсной массы должника14

Верховный Суд обратил внимание, что суд может удовлетворить жалобу кредитора на бездействие управляющего (1) не оспорившего сделки должника по отчуждению имущества, если придёт к выводу, что в случае их своевременного оспаривания вероятность признания их недействительными была высокой, (2) не истребовавшего реальную дебиторскую задолженность либо (3) упустившего шанс на такое истребования. Также Верховный Суд указал, что банкротство ответчиков само по себе не является достаточным основанием для вывода о бесперспективности предъявления к ним требований.

В судебной практике уже встречались примеры признания действий управляющего недействительными при непринятии исчерпывающих мер для пополнения конкурсной массы15. Приведённые примеры могут упросить привлечение управляющих к ответственности, но повлекут ли они реальный эффект в виде улучшения качества работы управляющих в рамках конкретных банкротных дел – вопрос открытый.

Во избежание сплошного оспаривания всех сделок должников Верховный Суд приводит примеры, когда отказ от оспаривания сделки или взыскания долга будет признан правомерным. Например, управляющий не должен формально оспаривать сделки в тех случаях, когда вероятность удовлетворения требований априори низкая, или, если очевидно, что последующее взыскание с ответчика невозможно. Такие действия не приводят к увеличению конкурсной массы, но расходы на оспаривание негативно влияют на последующее удовлетворение требований кредиторов. Указанные разъяснения защищают независимых кредиторов от потенциальных формальных исков управляющего, поскольку обращение с необоснованными требованиями может быть признано впоследствии незаконным16.

6. Конкурсный управляющий должен распоряжаться имуществом должника в соответствии с целями конкурсного производства17

В рамках спора в процедуре наблюдения имущество должника было предоставлено комбинату на ответственное хранение с возможностью эксплуатации и сдачи в аренду. Имущество комбинатом не использовалось. Кредитор обратился в суд с жалобой на бездействие конкурсного управляющего, не принявшего мер по расторжению договора.

Верховный Суд определил, что оценка работы управляющего осуществляется с учётом целей конкурсного производства, направленных на формирование конкурсной массы и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Имущество должника составляло функционирующие производственные мощности, что позволяло извлекать прибыль от производственной деятельности и пополнять конкурсную массу. Более выгодным и типичным являлись бы сдача имущественного комплекса в аренду либо его продажа на торгах в разумный срок, однако конкурсный управляющий не провёл соответствующего анализа, какой из способов использования имущества (продолжение хранения или более типичные) приведёт к эффективному пополнению конкурсной массы. Суд также отметил, что обязанность по установлению наиболее продуктивного способа распоряжения имуществом должника лежит на конкурсном управляющем, который не вправе своим пассивным поведением фактически перекладывать её на кредиторов18.

Правовая позиция Верховного Суда позволяет защищать права даже пассивных кредиторов от бездействия управляющего. Поскольку обязанность определения наиболее продуктивного способа распоряжения имуществом должника лежит только на конкурсном управляющем, он не может обосновывать свое бездействие отсутствием инициативы со стороны кредиторов. При этом возможность взаимодействия управляющего и кредиторов, тем не менее, сохраняется, например, посредством проведения консультаций.

7. Процентное вознаграждение арбитражного управляющего зависит от объёма и качества выполненной им работы19

Вознаграждение управляющего носит встречный характер20, к нему применяются правила о договоре возмездного оказания услуг. Поэтому недопустимо определять размер вознаграждения без учёта объёма работ, реально выполненных конкурсным управляющим. Управляющий, оказавший лишь часть услуг, предусмотренных Законом о банкротстве, не вправе рассчитывать на получение вознаграждения в полном объеме.

При оспаривании размера процентного вознаграждения кредиторы вправе ссылаться, в том числе, на соотношение действий управляющего и достигнутых целей конкурсного производства. Если действия управляющего направлены, прежде всего, на формирование условий для получения собственного вознаграждения и противоречат интересам должника и целям производства, суд вправе отказать в установлении вознаграждения.

Снижение процентного вознаграждения управляющего, особенно при значительных суммах взыскания, – институт не новый для современной судебной практики21. Кредиторы и должник, как правило, заинтересованы в максимальном снижении вознаграждения, поскольку при недостаточном объёме конкурсной массы часть кредиторов не получит удовлетворение своих требований, в том числе, на сумму процентного вознаграждения. Именно поэтому возможность судебного оспаривания вознаграждения управляющего, который выполнил небольшой объём работы или же выполнил её некачественно, имеет такое большее значение для кредиторов. При этом снижение размера вознаграждения не ставится в зависимость от признания действий управляющего незаконными, поскольку, исходя из позиции Верховного Суда,  доводов кредиторов о недостаточном объёме и неудовлетворительном качестве выполненной управляющим работы достаточно для снижения размера его вознаграждения.

1 Обзор судебной практики по вопросам участия арбитражного управляющего в деле о банкротстве (утв. Президиумом Верховного Суда 11.10.2023) // URL: http://www.supcourt.ru/docume#ts/thematics/33022/.
2 Пункт 4 Обзора.
3 Пункт 11 Обзора.
4 Напр., постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.08.2022 № Ф05-6299/2021 по делу № А40-324705/2019.
5 Напр., постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.10.2021 № Ф09-1761/20 по делу № А07-33829/2018.
6 Напр., постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.03.2023 № Ф04-7857/2022 по делу № А27-25644/2019.
7 Пункт 13 Обзора.
8 Напр., абзац 9 пункта 1 статьи 20.3, пункт 2 статьи 61.2, пункт 3 статьи 61.3, пункты 3–4 статьи 61.10 Закона о банкротстве и т.п.
9 На основании абзацев 2–3 пункта 2 статьи 19, пункта 1 статьи 61.10  Закона о банкротстве.
10 Ответ на вопрос 5 к разъяснениям по вопросам, возникающим в судебной практике, обзора судебной практики Верховного Суда № 1 (2021) (утв. Президиумом Верховного Суда 07.04.2021).
11 Пункт 14 Обзора.
12 В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 20, абзаца 3 пункта 2 статьи 20.3, пункта 1 статьи 129, абзаца 9 пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве и части 1 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
13 Определение Верховного Суда от 24.08.2020 № 305-ЭС19-17553 по делу № А40-64173/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.10.2022 № Ф05-14017/2020 по делу № А40-193877/2019.
14 Пункты 15, 16 Обзора.
15 Напр., определение Верховного Суда от 24.08.2020 № 305-ЭС19-17553 по делу № А40-64173/2017, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.04.2023 № Ф04-545/2021 по делу № А81-162/2020, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.04.2023 № Ф01-1492/2023 по делу № А43-949/2016.
16 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.08.2022 № Ф04-755/2018 по делу № А45-7574/2017.
17 Пункт 19 Обзора.
18 Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда от 21.01.2021 № 304-ЭС16-17267(2,3) по делу № А03-13510/2014.
19 Пункты 23-24 Обзора.
20 На основании пункта 1 статьи 328 Гражданского кодекса РФ, пункта 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве».
21 Определение Верховного Суда от 05.05.2023 № 306-ЭС20-12147(14) по делу № А57-6120/2019, определение Верховного Суда от 05.05.2023 № 306-ЭС20-14681(13) по делу № А57-10966/2019, постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.10.2021 № Ф05-20724/2020 по делу № А41-78443/2017 (определением Верховного Суда от 18.02.2022 № 305-ЭС21-27973 отказано в передаче дела № А41-78443/2017 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда), постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.03.2023 № Ф10-3582/2020 по делу № А14-21156/2018 (определением Верховного Суда от 14.07.2023 № 310-ЭС22-11021(2) отказано в передаче дела № А14-21156/2018 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда).