Business Owners “Spying” on Employees According to Law (in Russian)

В каких случаях не считается нарушением прав работника контроль за его телефонными разговорами или местонахождением, запись переговоров с ним на диктофон или установка системы видеонаблюдения в офисе?


«Слежка» работодателя за работниками по закону

Диджитализация трудовых правоотношений – распространенное нынче явление. Работники и работодатели все чаще предпочитают общаться через мессенджеры, компании предоставляют сотрудникам корпоративные средства связи, контролируют исполнение ими обязанностей с помощью GPS, устанавливают системы видеонаблюдения в офисах и т.д. И тут появляются вопросы: законно ли это? И если да, то какими положениями законодательства регулируется использование технических средств во взаимоотношениях работника и работодателя?

Ведение аудиопротокола переговоров между работником и работодателем

Можно ли записывать переговоры работника и работодателя на диктофон?

Этот вопрос часто задают при возникновении конфликта. Например, работник считает, что работодатель нарушает его трудовые права, и хочет это зафиксировать. Или работодатель хочет записать разговор на тот случай, если работник отказ выполнить его требования попытается использовать против работодателя.

Законодательство РФ гарантирует право на неприкосновенность частной жизни и право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Оно же устанавливает запрет на вмешательство в частную жизнь лица и публичное распространение информации, составляющей семейную или личную тайну (ст. 23, 24 Конституции РФ, п. 8 ст. 9 Закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» и ст. 137 Уголовного кодекса РФ).

Значит, если разговор касается частной жизни, то его запись вести нельзя. Однако этот запрет не распространяется на переговоры об исполнении работником трудовой функции. Разговор работника и начальника или иного представителя работодателя во время исполнения должностных обязанностей может быть записан без предупреждения и согласия второй стороны (работника или работодателя – в зависимости от того, кто ведет запись переговоров). Но такое согласие необходимо для публичного распространения записи.

Можно ли использовать запись переговоров в суде как доказательство? И будет ли это считаться ее публичным распространением?

Использовать запись в суде можно. Но чтобы избежать ее оспаривания противоположной стороной, лучше перед началом разговора предупредить, что ведется аудиозапись. Также желательно назвать дату, время и место переговоров, кто на них присутствует и иные важные обстоятельства. Тем не менее, если подобные действия не выполнены, это не означает, что суд не примет такое доказательство.

Например, в одном из дел сотрудник ссылался на отсутствие в трудовом договоре условия об испытании. Работодатель же считал это технической ошибкой. В подтверждение он представил аудиозапись разговора работника с сотрудником кадровой службы. Во время того разговора работнику пояснили, что отсутствие в договоре условия об испытании является технической ошибкой. Суд принял запись в качестве доказательства1.

В другом деле Верховный Суд РФ указал, что использовать запись телефонного разговора даже без согласия второй стороны можно, если данная запись «осуществлена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами»2.

Таким образом, вести запись переговоров между работником и работодателем не запрещено. Но желательно заранее уведомить противоположную сторону. Если же разговор записан без предупреждения, то такую запись можно использовать при условии, что переговоры состоялись между сторонами конфликта и касались спорного правоотношения.

Установка системы видеонаблюдения в офисе работодателя

Работники часто возмущаются из-за видеонаблюдения в офисе. Многие считают, что такая «слежка» нарушает их права. Однако работодатель имеет право устанавливать видеонаблюдение. Только делать он это должен, соблюдая требования законодательства.

Во-первых, изображение человека на записи с видеокамеры может быть признано биометрическими персональными данными. Сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность (биометрические персональные данные) и которые используются для установления личности субъекта персональных данных, могут обрабатываться только при наличии его письменного согласия. Исключение составляют случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 11 Закона «О персональных данных». Следовательно, перед установлением средств видеонаблюдения в офисе работодатель должен получить согласие каждого сотрудника на обработку персональных данных.

Во-вторых, работодатель должен издать приказ об установлении средств видеонаблюдения и локальный нормативный акт, с которыми необходимо ознакомить работников (ч. 2 ст. 22, п. 8 ст. 86 ТК РФ, п. 6 ч. 1 ст. 18.1 Закона «О персональных данных»).

Есть мнение, что работников нужно уведомить за два месяца до введения соответствующих изменений в порядке ст. 74 ТК РФ. Практика по этому вопросу неоднозначна. Но так как работники уже пытались обжаловать подобные действия работодателей, лучше перестраховаться и в уведомительный период уложиться.

Установка в офисе системы видеонаблюдения без уведомления работников и без получения согласия на обработку персональных данных может быть расценена как нарушение их прав. Это повлечет привлечение работодателя к ответственности.

Так, установка видеонаблюдения без согласия работников может быть расценена как негласное наблюдение за ними. Это является нарушением ст. 23, 24 Конституции РФ и может повлечь для работодателя административную ответственность (ст. 13.11 КоАП РФ). Также административная ответственность может возникнуть при обработке персональных данных, несовместимой с целями их сбора (за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 13.11 и ст. 17.13 КоАП РФ), если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния (ч. 1 ст. 13.11 КоАП РФ).

Таким образом, установка и ведение видеонаблюдения в офисе по решению работодателя разрешены при условии соблюдения требований законодательства.

Контроль за переговорами работника по мобильному телефону

Многие работники считают, что такой контроль со стороны работодателя нарушает их конституционное право на тайну переписки и телефонных переговоров. Но они не всегда правы. Ведь все зависит от того, кому принадлежат телефон и сим-карта (номер телефона), которые использует работник для выполнения трудовых обязанностей.

Сегодня работникам нередко предоставляют корпоративные телефоны и сим-карты, которые оформлены на работодателя. Чтобы регламентировать работу с выданными устройствами, работодатели утверждают локальный нормативный акт (далее – ЛНА). Например, это может быть положение об использовании корпоративной мобильной связи. Таким актом должны быть установлены: (1) цели предоставления корпоративной мобильной связи; (2) лимиты расходов; (3) права и обязанности работников в связи с предоставлением корпоративной связи; (4) права работника по использованию корпоративной связи в личных целях; (5) права работодателя по контролю за использованием корпоративной связи и т.д.

С таким ЛНА работники обязательно должны быть ознакомлены. После этого работодатель вправе контролировать корпоративную связь и требовать предоставления телефона, если он принадлежит работодателю.

Часто работники согласно должностной инструкции обзванивают клиентов, а работодатели пытаются контролировать исполнение ими своих трудовых обязанностей. Если сим-карта является корпоративной и принадлежит работодателю, то он имеет право запросить у оператора сотовой связи отчет о звонках. Это не будет нарушением прав работников, так как согласно ст. 22 ТК РФ работодатель вправе контролировать исполнение работником должностных обязанностей. Но работники должны быть ознакомлены с ЛНА и целями предоставления корпоративной связи. Также они должны понимать ответственность, которую могут понести в случае неисполнения должностных обязанностей.

Контроль за передвижением работника с помощью средств геолокации

Нередко работодатели прибегают к контролю за передвижением дистанционных работников и работников с разъездным характером работы. Оно и понятно: работодателю сложно отслеживать выполнение ими своих трудовых обязанностей в течение дня, для чего он и просит работников использовать системы GPS. Но работники часто выступают против такого контроля и заявляют, что это нарушает их конституционное право на свободу передвижения. Так вот, контроль за передвижением работников путем использования систем GPS является законным при соблюдении работодателем ряда требований.

Согласно ч. 4 ст. 91 ТК РФ работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником. А работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка и трудовую дисциплину (ч. 2 ст. 21 ТК РФ).

Трудовым кодексом РФ и иными актами не закреплен порядок контроля за деятельностью работников с помощью средств геолокации. Поэтому такой порядок необходимо закрепить в локальном нормативном акте, а затем ознакомить с ним работников. В ЛНА обязательно должно быть указано, что система GPS используется исключительно в целях контроля за местонахождением работника и выполняемой им работы в течение рабочего времени.

Сбор информации о местоположении работника станет основанием для обработки персональных данных. А значит, нужно будет получить согласие работника на это (п. 1 ст. 3 Закона «О персональных данных»).

Работодатель обязан предоставить работнику соответствующие технические средства (ч. 2 ст. 22 ТК РФ). Если работник отказывается от них, необходимо компенсировать расходы работника на приобретение собственной техники (ст. 188 ТК РФ).

Если указанные требования работодатель соблюдал, то при разрешении трудового спора суд примет сведения о местонахождении работника в качестве доказательства3.

1 Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 3 декабря 2020 г. по делу № 88-23928/2020, 2-3713/2019: «Из предоставленной истцом аудиозаписи разговора с работником кадровой службы следовало, что была допущена техническая ошибка, из-за которой и отсутствовало условие об испытании в договоре».
2 Определение Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
3 Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 30 июля 2020 г. № 88-11180/2020.
Фотобанк Freepik/@pch.vector