Analytical Review of Some Cross-Border Insolvency Cases (in Russian)

29 June 2021
Arbitration.ru, May-June 2021

На процедуры банкротства, проводимые в России, существенное влияние оказывают судебные процессы, инициированные как в российской, так и в иностранной юрисдикции. Такие процессы могут послужить основанием для отказа во введении процедуры, стать препятствием против оспаривания сделки. В настоящей статье мы рассмотрим несколько примеров из судебной практики, когда в ход российских процессов по делу о банкротстве вмешивались иностранные тяжбы.

Отказ во введении процедуры

В отношении ООО «Прогресс-Студия», которое занималось съемками популярного сериала «Улицы разбитых фонарей», было подано заявление от имени иностранного банка East-West United Bank S.A. (EWUB) о признании банкротом. «Прогресс-Студия» выступала в качестве поручителя по обязательствам основного заемщика EWUB – New Century Distribution LLC, аффилированного с компанией.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 июля 2020 года по делу № А56-110498/2019 EWUB было отказано во введении процедуры наблюдения в отношении «Прогресс-Студии», дело о банкротстве было прекращено. Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 2 ноября 2020 года оставил указанное постановление без изменения.

До подачи заявления о признании «Прогресс-Студии» банкротом EWUB обращался за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения Лондонского международного арбитражного суда от 11 декабря 2018 года по делу № 183891, которым с «Прогресс-Студии», а также с иных сопоручителей и основного должника, New Century Distribution LLC, были взысканы денежные средства в размере около 9 млн долл. Несмотря на имеющееся решение Лондонского арбитража, Арбитражный суд г. Москвы определением от 6 декабря 2019 года по делу № А40-30440/2019 отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда. Ключевым доводом для отказа стало то, что основной должник (New Century Distribution LLC), зарегистрированный в Швейцарии, находился в процедуре банкротства. Следствием процедуры банкротства основного должника являлся мораторий на взыскание задолженности как с самого должника, так и с поручителей по его обязательствам, к числу которых относилась «Прогресс-Студия». В связи с этим Арбитражный суд г. Москвы отказал в признании решения Лондонского арбитража как противоречащего публичному порядку.

В свою очередь, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, отказывая EWUB во введении процедуры наблюдения, указал, что решение Лондонского арбитража хоть и не положено в основу заявления о признании банкротом, но не может быть проигнорировано. Тот факт, что в принудительном исполнении решения Лондонского арбитража было отказано, является решающим при установлении возможности введения процедуры. Суд сделал вывод, что «задолженность, не способная к принудительному взысканию на территории Российской Федерации, не может быть учтена при определении признаков банкротства российской организации». По сути, апелляционный суд указал, что подобная задолженность не может быть «излечена» путем включения ее в реестр требований кредиторов.

Однако кассационный суд пришел к неверному выводу о том, что иностранный банк не может обратиться с требованием о признании должника банкротом по той же процедуре, что и российские банки, – без предварительного получения решения о взыскании задолженности. Такая практика уже долгое время признается неверной, и российские суды, напротив, указывают, что при возбуждении дела о банкротстве иностранные банки пользуются теми же процессуальными привилегиями, что и их российские коллеги1

Неисключительная банкротная подсудность

В рамках дела о банкротстве Международного банка Санкт-Петербурга (МБСП) № А56- 140063/2018 конкурсный управляющий в лице АСВ обратился с заявлением об оспаривании девяти договоров на продажу облигаций, заключенных между МБСП и компанией RiverRock Securities Ltd (RSL). Все указанные договоры содержали арбитражную оговорку о том, что любые споры, возникающие из них, подлежат разрешению в Лондонском международном арбитраже. Вопреки указанной оговорке конкурсный управляющий МБСП подал заявление об оспаривании договоров на продажу облигаций по специальным основаниям Закона о банкротстве в рамках возбужденного в России дела о банкротстве МБСП.

Посчитав, что подача заявления об оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве2 МБСП нарушает арбитражную оговорку, компания RSL обратилась с ходатайством об антиисковом запрете (anti-suit injunction, ASI) в Высокий суд Лондона. Удовлетворяя это ходатайство, Лондонский суд отметил, что поданное конкурсным управляющим заявление является иском в рамках дела о банкротстве по логике как российского, так и английского права. Пока в заявлениях конкурсного управляющего содержатся требования, которые Лондонский арбитраж вправе удовлетворить самостоятельно без влияния на права третьих лиц – кредиторов МБСП, успешное разбирательство в арбитраже будет выгодно для кредиторов. Отдельно Высокий суд Лондона отметил, что в настоящем случае отсутствует какой-либо элемент публичного порядка, который бы препятствовал признанию и исполнению решения Лондонского арбитража в России. В результате принятого антиискового запрета АСВ было вынуждено отказаться от требования о признании девяти договоров на продажу облигаций недействительными в рамках дела о банкротстве МБСП и продолжить этот контрактный спор в Лондонском арбитраже.

Запрет на сепаратное банкротство

Арбитражный суд Свердловской области в рамках дела № А60-14265/2017 решением от 14 ноября 2017 года признал российского предпринимателя, бенефициара крупной свердловской промышленной группы «Генерация» В. В. Лаптева банкротом. Одним из кредиторов должника выступало ПАО «Банк ВТБ». В августе 2018 года ВТБ обратился с заявлением в Высокий суд Лондона об инициировании процедуры банкротства в отношении В. В. Лаптева уже на территории Великобритании. В защиту своей позиции банк ссылался на обратный случай – дело о банкротстве бывшего художественного руководителя Новосибирского театра оперы и балета В. А. Кехмана, связанного с компанией JFC, некогда крупнейшим импортером бананов в Россию, признанной банкротом в 2015 году

Тогда российские суды не сочли дело о банкротстве в Великобритании причиной для отказа в инициировании соответствующей процедуры в России. По мнению представителей ВТБ, открытие параллельного дела о банкротстве в иной юрисдикции не является нарушением российского Закона о банкротстве, поскольку это делается в целях розыска и обращения взыскания на активы, которые скрываются в рамках российской процедуры банкротства.

В своем решении от 26 февраля 2020 года Высокий суд Лондона, наоборот, указал, что наличие в отношении В. В. Лаптева возбужденного дела о банкротстве на территории Российской Федерации препятствует возбуждению по сути аналогичного дела о банкротстве в Великобритании. В защиту позиции ВТБ приводились доводы о том, что запрет на совершение действий вне рамок уже возбужденного дела о банкротстве касается только случаев, когда кредитор действует исключительно в собственных интересах, а не в интересах всех кредиторов. Английский суд отверг этот довод, указав, что в рамках дела о банкротстве защита интересов всех кредиторов производится утвержденным судом арбитражным управляющим, а не каким-либо отдельным кредитором, хоть и действующим в интересах всех.

1 См., например, дело Банка Кипра № А41-15150/2015, Чешского экспортного банка № А40-125301/2015, PNB Banka № А40-263943/2020 и т.д.

2 Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».